пятница, 2 октября 2015 г.

Касается… меня это тоже касается…

Сейчас такое время крутое. И не только у меня. Ещё лет пять назад я начала ощущать в воздухе вибрации массового пробуждения. И тогда впервые познала этот слегка пугающий кайф от дрожи, которая сопровождает взаимопроникновенное общение с теми, кто тоже приоткрыл глаза.

Мы просыпаемся и обнаруживаем в себе и вокруг отнюдь не весело бегающих по радуге волшебных единорогов. Мы видим и трудное. И порой настолько непостижимое, что хочется снова зажмуриться и продолжать спать. Как раньше.

Но как раньше уже не будет. Это трудное придётся принять и идти дальше. К себе. Домой.

Среди всех разноцветных и тусклых осколков, из которых состоит моя душа, я нашла, в том числе, и такой довольно крупный неправильный с очень острыми краями, который я называю «фашизмом». Это про нежелание видеть и знать некрасивое, неидеальное, неудобное для меня.

И ещё рядом с ним есть такой крошечный осколочек, в котором пока несфокусированное желание всё же видеть и знать. А ещё и что-то сделать, чтобы быть к этому ближе. Не для себя. А для них, некрасивых и неудобных.

Не знаю, откуда он взялся у меня. Ему не было места среди обычного хлама обычного, ни хорошего ни плохого, человека. И я пока вообще не знаю, что я с ним сделаю. Может заброшу куда подальше, чтобы валялся там на задворках и не отсвечивал.

А может ещё и повсматриваюсь через него внимательно. И всё же сумею разглядеть и впустить в своё сердце тех, кто просто не такой, как я. И даже смогу предложить им что-то, кроме дежурного сочувствия.

Круто, что сейчас нам открывается так много возможностей: от лоукостовских путешествий в любые уголки нашего прекрасного мира до полного принятия того, что колокол звонит именно по тебе.

Дима, спасибо за твою силу и возможность узнать, что вы всё-таки есть. И за это чувство, которое побуждает желание понять, что чувствуете вы.  

Вдохновение на этот пост здесь:  Ужин при свечах.